COVID-19: от иммунопатогенеза до вакцинации

03.06.2021

Вопрос заболеваемости, распространения и лечения коронавирусной инфекции еще долго будет волновать врачей разных специальностей, так как этот вирус оказывает прямое или опосредованное влияние на разные функции организма. На заседании Ученого Совета МЕДСИ, которое прошло 20 мая в Клинико-диагностическом центре МЕДСИ на Белорусской под председательством Коновалова Геннадия Александровича, доктора медицинских наук, профессора, председателя Ученого совета ГК МЕДСИ, научного руководителя КДЦБ, руководителя Центра диагностики и инновационных медицинских технологий КДЦБ, были представлены доклады ведущих экспертов – академиков и профессоров – в разных областях медицинской науки. Какие препараты уже сегодня помогают справиться с болезнью и что ждет медицину в будущем, рассказал в своем докладе «COVID-19: от иммунопатогенеза до вакцинации. Этюды оптимизма» на заседании Ученого Совета МЕДСИ, которое прошло в КДЦ МЕДСИ на Белорусской 20 мая, Караулов Александр Викторович, академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, руководитель Международной лаборатории иммунопатологии, зав. кафедрой клинической иммунологии и аллергологии Сеченовского Университета, член Ученого Совета ГК МЕДСИ.

COVID-19 — мультифакторное заболевание, его тяжесть зависит от коморбидных патологий, например, наличия таких сопутствующих заболеваний, как: сахарный диабет, гипертония, ожирение, сердечно-сосудистые заболевания.

 Караулов А.В..jpg

Он сообщил, что среди ключевых компонентов иммунопатогенеза COVID-19 можно выделить следующие:

·       уклонение от иммунного ответа (эвазия) возникает сразу же после инфицирования, происходит нарушение интерферонового ответа и «ускользание» вируса от сенсоров врожденного иммунитета. Нарушение регуляции системы IFN является ключевой детерминантой патогенеза COVID-19 и ассоциировано с тяжестью клинических проявления заболевания;

·       чуть позже возникает гипервоспаление;

·       практически с первых дней заболевания происходит нарушение свертываемости крови (гиперкоагуляция);

·       идет процесс клеточной дисрегуляции.

Кроме того, наблюдается дисбаланс противовирусного и провоспалительного ответа. Результатом такого дисбаланса становится цитокиновый шторм и тяжелое течение коронавирусной инфекции.

«С самого начала идет накопление воспалительных индукторов, повреждаются эпителиоциты и эндотелиоциты, нарушается сосудистая проницаемость. И при этом происходит замещение обычных тканевых макрофагов по альтернативному типу, который не является протективным при вирусных инфекциях, но способствует развитию интерстициальной пневмонии и фиброза легкого. В конечном счете, все это способствует поражению легких в постковидном синдроме и является причиной тяжелого течения COVID-19», — рассказал профессор.

Он также объяснил причину повреждения отдельных органов при данном заболевании. Дело в том, что разные клетки имеют разный уровень экспрессии ACE2 — белка, являющегося своего рода «проводником» некоторых коронавирусов в клетку. Так, клетки желудочно-кишечного тракта, почек и тестикул имеют самые высокие уровни экспрессии, соответственно, эти органы-мишени могут пострадать больше других. Альвеолярные эпителиальные клетки легких имеют более высокий уровень экспрессии ACE2, чем эпителиальные клетки бронхов, поэтому при COVID-19 так распространены патологии легочной системы. А вот в печени ACE2 практически не экспрессируется.

Таким образом, клинические проявления заболевания реализуются почти на всех уровнях: центральная нервная система, желудочно-кишечный тракт, почки, легкие, сердечно-сосудистая система. Это говорит о том, что COVID-19 — мультифакторное заболевание. При этом его тяжесть зависит от коморбидных патологий. Так, у большинства пациентов с тяжелой формой COVID-19 также в анамнезе были сахарный диабет, гипертония, ожирение, сердечно-сосудистые заболевания. В связи с этим остается актуальным вопрос лечения и предупреждения тяжелого течения SARS-CoV2.

Одним из методов терапии, доказавшим свою эффективность на экспериментальном этапе, стало интраназальное применение рекомбинантного интерферона альфа-2b (ИФН α-2b), что привело к эффективному сокращению продолжительности и уменьшению тяжести симптомов ОРВИ, вызванных коронавирусом.

Доказано также, что ранняя терапия интерфероном снижает смертность у пациентов с COVID-19. ИФН α-2b продемонстрировал лучшие результаты, чем противовирусные препараты. Включение в схему лечения ИФН увеличивает в 2,6 раза вероятность выживания после поступления в отделение реанимации и интенсивной терапии. У лиц, принимавших ИФН, наблюдалась наиболее высокая доля выздоровления от заболевания (99,0% против 49,6%).

«Если же мы говорим о способах предотвращения тяжелого течения заболевания, то единственным действенным методом на данный момент является вакцинация. Сейчас разработаны вакцины нескольких типов: инактивированные с эффективностью от 50% до 85%; полипептидные, которые обладают более низкой эффективностью по сравнению с цельновирионными, но и более низким риском развития тяжелых аллергических реакций; нереплицирующиеся, к которым относится «Спутник V», с эффективностью от 66% до 91,4%; РНК-вакцины с реальной эффективностью 85% (против заявленной 95%)», — рассказал профессор.

Александр Викторович в своем выступлении сделал особый упор на безопасность вакцин, подтвердив, что ни одна из зарегистрированных на сегодняшний день вакцин не способна вызвать заражение организма вирусом SARS-CoV-2 либо вирусом-вектором. Все вакцины безопасны для иммунокомпрометированных пациентов и рекомендованы к применению.

Большое спасибо!

Мы обязательно свяжемся
с вами в ближайшее время

Понятно